Лучший ответ

    1.  1 0

    VELOSIPEDISTY (25) 6 (17490)360189 5 лет  

    Я люблю читать, каждая книга уникальна и ее можно разобрать на цитаты. Из последнего, меня очень зацепили мысли Мэгги  из "Поющие в терновнике" -=Понемногу воспоминания о нем блекло, как всегда блекнут воспоминания, даже самые дорогие сердцу: словно помимо нашего сознания душа исцеляется и заживают раны, как бы ни была велика наша отчаянная решимость ничего не забыть=-

Ответы

    1.  0 0

    Кохагед (29) 7 (63243)21347 5 лет  

    Толковый словарь .

    1.  0 0

    Ленкин__ (25) 7 (33535)349154 5 лет  

    1.  0 0

    Енот 8 (332494)626627 5 лет  

    Она поглядела на меня удивлённо...а я вдруг......и совершенно неожиданно,понял что я всю жизнь любил именно эту женщину! Вот так штука,а?.....
    (с) Мастер и Маргарита

    1.  0 0

    Клёпочка (29) 6 (16341)9106282 5 лет  

    Мастер и Маргарита.Вся книга целиком.

    1.  0 0

    dmitrij94 5 (2613)11134 5 лет  

    Крёстный отец
    "я сделаю тебе предложение от которого ты не сможешь отказаться"

    1.  0 0

    mister_4len (26) 6 (8742)42864 5 лет  

    Януш Леон Вишневский "Одиночество в сети". Первое что вспомнилось....
    Вся книга берет за душу, какой-то конкретный отрывок и не придумать.
    Но зато есть одна фраза, которая для меня имеет особое значение "Боже, помоги мне быть таким человеком, каким считает меня моя собака"

    1.  0 0

    burnthem 3 (637)11728 5 лет  

    Александр Сергеевич Пушкин - "Евгений Онегин"
      
       "Я вас люблю (к чему лукавить?),
        Но я другому отдана, —
        И буду век ему верна."

    1.  0 0

    kbt-service 1 (207)2 5 лет  

    Да Янука Вишневского "Одиночество в сети"
    Диалог души и сердца.

    1.  0 0

    i2a-anna 6 (18299)3627 5 лет  

    Этель Лилиан Войнич "Овод". Разговор главного героя с его отцом:

    Монтанелли медленно встал. Ужас объял его душу и страшной  тяжестью
    лег на плечи. Он почувствовал себя слабым, старым и жалким, как  лист,
    тронутый первым морозом. Сон кончился, и перед  ним  снова  пустота  и
    тьма.
       - Артур, сжалься надо мной хоть немного!
       - А много ли у вас было жалости ко мне, когда  из-за  вашей  лжи  я
    стал  рабом  на  сахарных  плантациях?  Вы  вздрогнули...   Вот   они,
    мягкосердечные святоши! Вот что по душе господу  богу  -  покаяться  в
    грехах и сохранить себе жизнь, а сын пусть умирает! Вы  говорите,  что
    любите меня... Дорого обошлась мне ваша любовь!  Неужели  вы  думаете,
    что можете загладить все  и,  обласкав,  превратить  меня  в  прежнего
    Артура? Меня, который мыл посуду в грязных притонах и чистил конюшни у
    креольских фермеров - у тех, кто сами были ничуть  не  лучше  скотины?
    Меня, который был клоуном в  бродячем  цирке,  слугой  матадоров(*94)?
    Меня, который угождал каждому негодяю,  не  ленившемуся  распоряжаться
    мной, как ему  вздумается?  Меня,  которого  морили  голодом,  топтали
    ногами, оплевывали? Меня, который  протягивал  руку,  прося  дать  ему
    покрытые плесенью объедки, и получал  отказ,  потому  что  они  шли  в
    первую очередь собакам? Зачем  я  говорю  вам  обо  всем  этом?  Разве
    расскажешь о тех бедах, которые вы  навлекли  на  меня!  А  теперь  вы
    твердите о своей любви! Велика ли она, эта любовь?  Откажетесь  ли  вы
    ради нее от своего бога? Что сделал для вас Иисус?  Что  он  выстрадал
    ради вас? За что вы любите его больше меня? За пробитые гвоздями руки?
    Так посмотрите же на мои! И на это поглядите, и на это, и на это...
       Он разорвал рубашку, показывая страшные рубцы на теле.
       - Padre, ваш бог - обманщик! Не верьте его ранам, не верьте, что он
    страдал, это все ложь. Ваше сердце должно по праву  принадлежать  мне!
    Padre, нет таких мук, каких я не испытал из-за вас. Если бы вы  только
    знали, что я пережил! И все-таки мне не хотелось  умирать.  Я  перенес
    все и закалил свою душу терпением, потому что  стремился  вернуться  к
    жизни и вступить в борьбу с вашим богом. Эта цель была моим щитом,  им
    я защищал свое сердце, когда мне  грозили  безумие  и  смерть.  И  вот
    теперь, вернувшись, я снова вижу на моем месте лжемученика, того,  кто
    был пригвожден к кресту всего-навсего на шесть часов, а потом  воскрес
    из мертвых. Padre, меня распинали год за годом  пять  лет,  и  я  тоже
    воскрес!  Что  же  вы  теперь  со  мной  сделаете?  Что  вы  со   мной
    сделаете?..
       Голос у  него  оборвался.  Монтанелли  сидел  не  двигаясь,  словно
    каменное изваяние, словно мертвец, поднятый из гроба. Лишь только Овод
    обрушил на него свое отчаяние, он задрожал, как  от  удара  бичом,  но
    теперь дрожь прошла, от нее не осталось и следа.


    И сцена казни:
    Лейтенант,  волнуясь,  выступил  вперед.   Ему   никогда   еще   не
    приходилось командовать при исполнении приговора.
       - Готовьсь!.. Целься! Пли!
       Овод слегка пошатнулся, но не упал. Одна пуля,  пущенная  нетвердой
    рукой, чуть поцарапала ему  щеку.  Кровь  струйкой  потекла  на  белый
    воротник. Другая попала в  ногу  выше  колена.  Когда  дым  рассеялся,
    солдаты  увидели,  что  он  стоит,  по-прежнему  улыбаясь,  и  стирает
    изуродованной рукой кровь со щеки.
       - Плохо стреляете, друзья! - сказал Овод, и его  ясный,  отчетливый
    голос резанул по сердцу окаменевших от страха солдат. - Попробуйте еще
    раз!
       Ропот и движение пробежали по шеренге. Каждый карабинер  целился  в
    сторону, в тайной надежде, что смертельная  пуля  будет  пущена  рукой
    соседа, а не его собственной. А Овод по-прежнему стоял и улыбался  им.
    Предстояло начать все снова; они  лишь  превратили  казнь  в  ненужную
    пытку. Солдат охватил ужас. Опустив карабины,  они  слушали  неистовую
    брань офицеров и в  отчаянии  смотрели  на  человека,  уцелевшего  под
    пулями.
       Полковник потрясал кулаком перед их лицами,  торопил,  сам  отдавал
    команду. Он тоже растерялся и не смел взглянуть на  человека,  который
    стоял как ни в чем  не  бывало  и  не  собирался  падать.  Когда  Овод
    заговорил, он вздрогнул, испугавшись звука этого насмешливого голоса.
       - Вы прислали на расстрел новобранцев, полковник! Посмотрим,  может
    быть, у меня что-нибудь получится... Ну,  молодцы!  На  левом  фланге,
    держать   ружья   выше!   Это   карабин,   а   не    сковорода!    Ну,
    теперь - готовьсь!.. Целься!
       - Пли! - крикнул полковник, бросаясь вперед.
       Нельзя было стерпеть,  чтобы  этот  человек  сам  командовал  своим
    расстрелом.
       Еще несколько беспорядочных выстрелов, и солдаты  сбились  в  кучу,
    дико озираясь по сторонам. Один совсем не выстрелил. Он бросил карабин
    и, повалившись на землю, бормотал:
       - Я не могу, не могу!
       Дым медленно растаял в свете ярких утренних лучей. Они увидели, что
    Овод упал; увидели и то, что он  еще  жив.  Первую  минуту  солдаты  и
    офицеры  стояли,  как  в  столбняке,  глядя  на   Овода,   который   в
    предсмертных корчах бился на земле.
       Врач  и  полковник  с  криком  кинулись  к  нему,  потому  что   он
    приподнялся на одно колено и опять смотрел на солдат и опять смеялся.
       - Второй промах! Попробуйте... еще раз, друзья! Может быть...
       Он пошатнулся и упал боком на траву.
       - Умер? - тихо спросил полковник.
       Врач опустился на колени и, положив руку на залитую кровью  сорочку
    Овода, ответил:
       - Кажется, да... Слава богу!
       - Слава богу! - повторил за ним полковник. - Наконец-то!
       Племянник тронул его за рукав:
       - Дядя... кардинал! Он стоит у ворот и хочет войти сюда.
       - Что? Нет, нельзя... Я этого не допущу! Чего смотрит караул?  Ваше
    преосвященство...
       Ворота распахнулись и снова  закрылись.  Монтанелли  уже  стоял  во
    дворе, глядя прямо перед собой неподвижными, полными ужаса глазами.
       - Ваше преосвященство! Прошу вас...  Вам  не  подобает  смотреть...
    Приговор только что приведен в исполнение...
       - Я пришел взглянуть на него, - сказал Монтанелли.
       Даже в эту минуту полковника поразил голос и весь облик  кардинала:
    он шел словно во сне.
       - О господи! - крикнул вдруг один из солдат.
       Полковник быстро обернулся.
       Так и есть!
       Окровавленное тело опять корчилось на траве.
       Врач опустился на землю рядом с умирающим и положил  его  голову  к
    себе на колено.
       - Скорее! - крикнул он. - Скорее,  варвары!  Прикончите  его,  ради
    бога! Это невыносимо!
       Кровь ручьями  стекала  по  его  пальцам.  Он  с  трудом  сдерживал
    бившееся в судорогах тело  и  растерянно  озирался  по  сторонам,  ища
    помощи. Священник нагнулся над умирающим и  приложил  распятие  к  его
    губам:
       - Во имя отца и сына...
       Овод приподнялся, опираясь  о  колено  врача,  и  широко  открытыми
    глазами посмотрел на распятие. Потом  медленно  среди  мертвой  тишины
    поднял простреленную правую руку  и  оттолкнул  его.  На  лице  Христа
    остался кровавый след.
       - Padre... ваш бог... удовлетворен?
       Его голова упала на руки врача.

Похожие вопросы

  • Отрывок из книги по домоводству, изданной в 60-х годах в СССР
    "Вы должны помнить, что к приходу мужа со службы - нужно готовиться
    ежедневно. Подготовьте детей, умойте их, причешите и переоденьте в чистую,
    нарядную одежду. Они должны построиться и приветствовать отца, когда он
    войдет в двери. Для такого случая, сами наденьте чистый передник и
    постарайтесь себя украсить - например, повяжите в волосы бант. В разговоры
    с мужем не вступайте, помните, как сильно он устал, и на что ему приходится
    идти каждодневно на службе, ради вас - молча накормите его, и, лишь после
    того, как он прочитает газету, вы можете попытаться с ним заговорить".

    И оттуда же, из части "Советов для мужчин":

    "После совершения интимного
    акта с женой, вы должны позволить ей пойти в ванную, но следовать за ней не
    нужно, дайте ей побыть одной. Возможно, она захочет поплакать.

    каков смысл вопроса?
  • Отрывок из книги по домоводству, изданной в 60-х годах в СССР.
    ''но следовать за ней не нужно, дайте ей побыть одной. Возможно, она захочет поплакать."  Это что это такое, что за... в 60-х походу был ярко выроженый патриорхат. накорми мужа, прибери за мужем, молчи перед мужем, да потом минутное счастье и снова бытавуха.., конечно как тут не заплачишь, тут и завыть можно...
  • А вы помните отрывок из Евгения Онегина, где Пушкин описывает книги, читаемые Татьяной Лариной?
    XXIX.

    Ей рано нравились романы;
    Они ей заменяли все;
    Она влюблялася в обманы
    И Ричардсона и Руссо.
    Отец ее был добрый малый,
    В прошедшем веке запоздалый;
    Но в книгах не видал вреда;
    Он, не читая никогда,
    Их почитал пустой игрушкой
    И не заботился о том,
    Какой у дочки тайный том
    Дремал до утра под подушкой.
    Жена ж его была сама
    От Ричардсона без ума.


             XXX.

    Она любила Ричардсона
    Не потому, чтобы прочла,
    Не потому, чтоб Грандисона
    Она Ловласу предпочла (14);
    Но в старину княжна Алина,
    Ее московская кузина,
    Твердила часто ей об них.
    В то время был еще жених
    Ее супруг, но по неволе;
    Она вздыхала о другом,
    Который сердцем и умом
    Ей нравился гораздо боле:
    Сей Грандисон был славный франт,
    Игрок и гвардии сержант.
  • Посоветуйте на ваш взгляд самый красивый отрывок из любой книги, на слов так 200, чтоб перевести на другой язык?
    "А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет! Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы. Сам я больше неспособен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное как жажда власти, а первое мое удовольствие - подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха - не есть ли первый признак и величайшее торжество власти? Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, - не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастие? Насыщенная гордость. Если б я почитал себя лучше, могущественнее всех на свете, я был бы счастлив; если б все меня любили, я в себе нашел бы бесконечные источники любви. Зло порождает зло; первое страдание дает понятие о удовольствии мучить другого; идея зла не может войти в голову человека без того, чтоб он не захотел приложить ее к действительности: идеи - создания органические, сказал кто-то: их рождение дает уже им форму, и эта форма есть действие; тот, в чьей голове родилось больше идей, тот больше других действует; от этого гений, прикованный к чиновническому столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же, как человек с могучим телосложением, при сидячей жизни и скромном поведении, умирает от апоплексического удара. Страсти не что иное, как идеи при первом своем развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться: многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. Но это спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы; полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так должно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит; она проникается своей собственной жизнью, - лелеет и наказывает себя, как любимого ребенка. Только в этом высшем состоянии самопознания человек может оценить правосудие божие. "
    Герой нашего времени (Михаил Лермонтов)
  • У вас есть любимая фраза \ отрывок в романе "Мастер и Маргарита"?
    Помилуйте, королева, разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!
  • Ваша любимая книга и почему вы решили ее прочесть?
    Не то, чтобы любимая... Скажем, зацепило очень.

    "Гордость и предубеждение" - Джейн Остин
    Достаточно популярная, стало интересно- поэтому прочитала.
    "Алхимик" - Пауло Коэльо
    Практически по той же причине. Только еще знакомый советовал.
    "Бойцовский клуб" - Чак Паланик
    Очень аккуратно подружка подсунула- одна из ее любимых книг.
  • Какая ваша любимая книга?
    Достоевский "Преступление и наказание"
  • Ваша любимая книга?
    Булгаков "Мастер и Маргарита"
  • У кого какая самая любимая книга?
    Стефани Майер "Сумерки" "Новолуние" "Затмение" "Рассвет" <33333
    ща дочитываю "Рассвет"
  • твоя любимая книга?

Рейтинг@Mail.ru Top.LV PULS.LV Professional rating system